События

Кризис своими руками

В нехватке ликвидности внутри нашей страны виноваты не только европейцы со своими долговыми проблемами, но и российские денежные власти.

 

Есть ли у нашей экономики хоть какие-то перспективы роста или стагнация по всем фронтам неизбежна? Об этом говорили участники ежегодной международной конференции «Уроки кризиса. Точки роста», которую организовали Новикомбанк и МБК «Intenbankclub.com» при поддержке UFS Investment Company.

По мнению Евгения Тарзиманова, вице-президента Moody's, странно говорить о точках роста в текущих условиях. Точнее, сейчас у банковской системы есть только одна точка – рост займов от государства. Как показывают исследования Moody's, банковская отрасль не оправилась от предыдущего кризиса, структурных улучшений не произошло. Даже у крупных банков ухудшаются возможности для фондирования. Банки занимают очень большие объемы средств у Центробанка и Минфина, и одновременно наблюдается отток по корпоративным депозитам. При этом банки продолжают кредитовать, и получается, что длинные кредиты финансируются за счет коротких денег, выделенных государством. Среди других проблем российских банков – недостаточные резервы по «плохим долгам» (на реструктурированные ссуды) и проблемы с нормативом достаточности капитала.

Аналитики думают уже не о трехлетнем, а о десятилетнем кризисе. Усиливается отток капитала из России и давление на рубль. Как и в 2008 году, господдержка поможет, прежде всего, крупным банкам, а остальные столкнутся с большими проблемами.

Глава представительства Коммерцбанка (Германия) в России Торстен Эрдманн извинился за то, не подготовил к своему выступлению слайдов. Он пожаловался, что несколько раз начинал их готовить, но ситуация резко меняется, причем не по дням, а по часам, и сделать презентацию, которая отражает актуальную ситуацию, невозможно. Это и есть самая яркая иллюстрация нынешней ситуации: никто не знает, что еще произойдет на следующий день.

Эрдманн выделил четыре основных проблемы, которые стоят перед Европой. Первая – Греция, тема номер один октября 2011 года. Но теперь к Греции присоединяются и другие страны. По состоянию на 28 ноября Италия платила 7,3%, чтобы привлечь деньги на финансовых рынках. Даже «отличница» Германия в середине ноября не смогла разместить тот объем облигаций, который планировала. Наступил кризис суверенных государств, и никто не знает, как снизить объемы задолженности.

Второй вопрос – как увеличить европейский фонд стабилизации финансового рынка? Сейчас в нем 440 млрд. евро. Были попытки привлечь дополнительных инвесторов и увеличить размеры фонда до 1 трлн. евро. Но одной Италии надо в 2012 году рефинансировать долгов на 300 млрд. евро. А если прибавятся и другие страны… В общем, фонда на всех не хватит.

Третья проблема – банковская. В октябре 2011 года были введены новые требования к собственному капиталу европейских банков. До 30 июня 2012 года им нужно увеличивать достаточность капитала. Где взять дополнительные средства? Привлечь инвесторов сейчас невозможно. По идее, банкам могли бы помочь государства, но в бюджетах многих стран нет средств на поддержку банков. Наверное, банки постараются продать свои активы, например, те же гособлигации, что снова не приведет к стабилизации ситуации.

Четвертый момент – необходимость принимать политические решения. Торстен Эрдманн убежден, что развала еврозоны не произойдет. «Но мы увидим явления, которые до сих пор не могли себе представить. Банковскую систему ждут трудные времена», – сказал немецкий банкир.

Генеральный директор «Интерфакс-ЦЭА» Михаил Матовников выступил с зажигательным докладом на тему «Как правильно сделать кризис?». По мнению аналитика, значительная часть внутренних проблем стала результатом политики российских денежных властей.

Кризис 2008 года во многом был результатом не вполне адекватной политики рефинансирования банков, когда Центробанк фактическим сам финансировал атаку на рубль. Сейчас раунд номер два. Сценарий совершенно другой, но в целом ситуация та же. В 2011 году в развитии негативных процессов в банковской системе большую роль сыграла нескоординированная политика ЦБ и Минфина.

В первом полугодии из экономики было изъято денежными властями 1 трлн. рублей. Банки в тот момент этого не почувствовали, так как начали год с избыточной ликвидностью. Но рост кредитования и масштабная стерилизация ухудшили ликвидность банков. Стерилизация составила 2,4 трлн. рублей за 9 месяцев.

Банк России перешел с политики плавающего валютного курса, в результате чего резко снижается предложение рублей экономике через канал скупки валюты. В первом полугодии ЦБ смягчал результат бюджетной стерилизации, а в третьем квартале и особенно в сентябре-октябре стал также резко ограничивать предложение денег через обычные каналы.

В свою очередь Минфин в 2011 году фактически стал выполнять несвойственные ему функции, предоставляя ликвидность банкам и стерилизуя ее в масштабах намного больших, чем Банк России. Большую часть ответственности за кризис ликвидности 2011 года несет Минфин, создавший видимость профицита, недофинансируя расходы. Для решения проблемы достаточно того, чтобы Минфин и другие уровни бюджетной системы ритмично тратили средства, а не тянули до 31 декабря.

Но Минфин ограничивает расходы, демонстрируя в течение 2011 года текущий профицит бюджета, хотя по итогам года ожидается лишь сбалансированный бюджет. Профицит бюджета в условиях планового нулевого дефицита означает несвоевременное исполнение расходных обязательств. Предприятия, финансируемые Минфином, не платят по кредитам, так как сами не получают средств из бюджета. При этом затронуты клиенты как крупных, так и небольших банков в равной мере. Банки понимают, что в конце декабря заемщики все выплатят, и пролонгируют кредиты. При этом заемщики не обслуживают кредиты, а банки не получают ликвидность в срок.

Денег в экономике не хватает. Реагируя на дефицит ликвидности, Минфин и ЦБ начинают предоставлять банкам средства. Но меры ЦБ и Минфина направлены на поддержку крупнейших банков и не могут помочь небольшим кредитным организациям. Хотя в наиболее уязвимой ситуации, как всегда, оказались небольшие банки с клиентским (не кэптивным) бизнесом и высокой зависимостью от средств физлиц.

Небольшие банки, не получив доступ к госпомощи, вынуждены активнее привлекать вкладчиков более высокими ставками. Крупные банки сталкиваются со снижением притока средств граждан и вынуждены также повышать ставки, даже не испытывая проблем с мгновенной ликвидностью, но опасаясь недостаточности средств в более длительной перспективе. И оказывается, что неспособность решить устранить кризис ликвидности у небольших банков больно ударила и по крупным банкам, которые формально почти не затронуты кризисом.

На ситуацию в России, конечно же, влияют внешние факторы. Осенью 2011 года клиенты банков все сильнее опасаются приближения кризиса и роста неопределенности в связи с проблемами на мировых рынках. Спрос на кредиты падает. Банки пытаются переложить рост ставок по депозитам на заемщиков. Спрос на кредиты снова падает, брать кредиты по высоким ставкам приходится тем, у кого проблемы острее. В итоге банки сталкиваются с риском, что кредитный портфель начнет снижаться, и это произойдет в условиях роста стоимости пассивов и негативного отбора заемщиков. Повторяется сценарий 2009 года.

Михаил Матовников считает, что в следующем полугодии произойдет снижение прибыли банков. Но это не будет следствием того, что российская экономика так плоха. Во всем виновата нескоординированная денежная политика. Сейчас ситуация не слишком управляема. Маховик уже запущен, и экономика еще как минимум полгода будет катиться по колее негативного развития.

Со ссылкой на http://bankir.ru/novosti/s/krizis-svoimi-rukami-10012064/